Минск готовит Москве крупную «разборку» под бой курантов и оливье

На фото: премьер-министр Белоруссии Сергей Румас

На фото: премьер-министр Белоруссии Сергей Румас (Фото: Александр Астафьев/POOL/ТАСС)

Премьер-министр Белоруссии Сергей Румас заявил, что Минск подпишет дорожные карты по интеграции с Российской Федерацией только в том случае, если будут учтены интересы его страны. По словам Румаса, главные разногласия по-прежнему остаются в нефтегазовой сфере, но он считает, что «нерешаемых вопросов» там нет.

«Развязки найти можно», — заявил белорусский премьер.

Ранее министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей также заявлял, что подписание программы интеграции Минска и Москвы зависит от этих самых «развязок» по нефти и газу.

«Но логика наших действий такова: прежде чем говорить о каком-то венце интеграции, каких-то стратегических целях, ближних или среднесрочных, мы должны решить актуальные вопросы, а это цены на нефть, на газ, налоговый маневр и проблемы с поставками сельскохозяйственной, промышленной продукции», — сказал Макей в середине октября.

Нефтегазовая сфера остается камнем преткновения сторон, так как из-за предстоящего налогового маневра РФ Белоруссия теряет субсидии на закупку российской нефти, которые позволяли ей производить переработку и затем выгодно экспортировать нефтепродукты. По подсчетам белорусской стороны, она потеряет 800 миллионов долларов за 2019−2020 годы. За шесть лет сумма потерь возрастет до 11 миллиардов долларов.

Минск хотел бы получить компенсацию за эти потери, однако Москва не горит желанием что-то возмещать, так как налоговый маневр — это ее внутреннее дело, как и, по большому счету, субсидии Белоруссии. Как говорил в октябре глава белорусского Минфина Максим Ермолович, этот вопрос пока «в процессе обсуждения».

Впрочем, проблемы возникают не только в нефтегазовой сфере. Еще одна область, которая требует дополнительных консультаций — унификация налогового законодательства.

Как пояснил Румас, «страны самостоятельно развивали налоговое законодательство, и за очень короткий период его унифицировать сложно технически». Сейчас речь не о том, чтобы перейти на белорусское или российское законодательство, а чтобы взять лучшие практики в каждом из государств.

Однако налоговая нагрузка в РФ ниже, поэтому хотя переход для белорусских субъектов хозяйствования на пониженные ставки налогов был бы благом, снова возникает вопрос компенсации для бюджета выпадающих доходов.

«Дискуссия с РФ идет как раз об этом — как Белоруссия будет компенсировать выпадающие доходы, чтобы они не оказали негативного влияния на экономику», — отметил Румас.

Ранее в ноябре белорусский премьер сообщал, что проекты дорожных карт по интеграции двух стран будут представлены президентам к 1 декабря после рассмотрения премьерами и правительствами. Большое заседание запланировано на 19 ноября, и, по словам Румаса, все министры, у которых остались несогласованные позиции, будут лично разбираться, и стараться их урегулировать. Планировалось, что подписание дорожных карт по углубленной интеграции состоится до конца года, возможно, 8 декабря.

Впрочем, не все российские эксперты разделяют оптимизм по вопросу интеграции России и Белоруссии. Так, заместитель заведующего кафедры государственной политики МГУ имени М.В. Ломоносова Максим Вилисов в разговоре с «СП» отметил, что подписание дорожных карт было бы в интересах Минска, однако не исключил, что мы увидим «разбирательства под новогоднее оливье», как уже неоднократно бывало в прошлом.

Член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько и вовсе считает, что даже если документ будет подписан, белорусская сторона сделает все, чтобы не выполнять его в будущем.

— В общем и целом настроение белорусской элиты сводится к тому, чтобы выторговать как можно больше экономических бонусов со стороны России, подписать эти дорожные карты, и затем их игнорировать. По большому счету, эти документы используются только как элемент торговли.

Конечно, нефтегазовая сфера — основа экономического благосостояния Белоруссии. Благодаря российским ресурсам она стала экспортером нефтепродуктов, продавая их на премиальном европейском рынке. Еще недавно мы могли слышать, что белорусская экономика совершенно независима и состоятельна, что там, в отличие от России, не разбазарили народное добро и зарабатывают деньги на коммерческих предприятиях.

Но сейчас мы видим, что в реальности нефтяной налоговый маневр России выводит из белорусской экономики достаточно весомую сумму, без которой она просто начинает рушиться.

«СП»: — Какие возможны «развязки» этого вопроса? Компенсация со стороны Москвы?

— Я не уверен, что Россия будет что-то компенсировать Минску за налоговый маневр. Об этом неоднократно заявляли высокопоставленные чиновники РФ, в том числе Дмитрий Медведев, его пресс-секретарь Олег Осипов и многие другие. Россия четко взяла курс на снижение дотаций Белоруссии, в том числе через нефтегазовый сектор.

Белорусские камлания и танцы с бубном вокруг цены на газ «как для Смоленской области» уже давно дезавуированы тем, что цены на рынке энергоносителей станут едиными в Евразийском экономическом союзе с 2020 года. И, скорее всего, они будут приведены к общему знаменателю на базе мировых цен на нефть и газ.

Думаю, сейчас Лукашенко через Румаса старается получить от РФ деньги, необходимые ему на президентские выборы. Он должен раздать их бюджетникам, армии, силовикам, показать, что он не просто успешный политик и дипломат, а что «проломил» и «прогнул» Москву. Другими словами, он хочет показать своим избирателям, что он для них по-прежнему Батька. Но не думаю, что в реальности эти мечты белорусской элиты исполнимы и возможны.

«СП»: — Почему?

— Потому что в России постепенно теряют интерес к Белоруссии, как к стране, которая имеет какое-либо значение. Уж во всяком случае, она не обладает той значимостью, которую придают себе белорусские элиты и президент.

В данной ситуации проще свести к минимуму поддержку Белоруссии в виду того, что объективно экономически она все равно сильно зависит от Российской Федерации. Белорусские товары на мировом рынке не востребованы, 80%-90% экспортной продукции продаются на нашем рынке. Белоруссии не дают кредиты ни международные финансовые организации, ни ЕС с США.

Торможение политической интеграции и ругань в адрес России пока что не окупается в финансовом отношении. Западу все равно нужна совершенно другая элита во главе Белоруссии, послушная ее воле и готовая исполнять любые приказания. Чем-то это похоже на то, что произошло на Украине. Ведь решения, которые принимали тамошние элитарии, были абсолютно не выгодны для страны и ее граждан.

Так что сейчас белорусская элита оказалась в тупике, но все равно продолжает давить на российское руководство в надежде, что удастся получить материальные ресурсы, а впоследствии — отказаться от исполнения договоренностей, заложенных в этих дорожных картах.

«СП»: — Почему вы думаете, что они не намерены выполнять эти соглашения?

— Посмотрите на ситуацию с Союзным государством, которому уже 20 лет. Практически ничего из того, что было заложено в это государство, не исполнено. Единственное, чем можно похвастаться, это тем, что у нас идет интенсивное сотрудничество в области перемещения между странами. Практически отсутствуют границы, граждане Белоруссии без проблем могут устраиваться у нас на работу. Но все это можно урегулировать и в рамках двусторонних отношений или в рамках ЕАЭС.

По большому счету, сейчас с гражданами Белоруссии уже почти уравнялись граждане других стран Евразийского экономического союза. Они могут въезжать в Россию по внутреннему паспорту, им не требуется патента для работы.

Можно констатировать: само по себе Союзное государство не состоялось. Его строили 20 лет и так ничего и не построили. Поэтому у меня и есть уверенность в том, что к этим дорожным картам, которые собираются подписать 8 декабря, белорусские элиты будут относиться так же.

«СП»: — А если подписание не состоится, чего можно ждать, украинского сценария?

— Полностью скопировать украинский сценарий в Белоруссии невозможно. Там совершенно другая политическая система, другой менталитет населения. Кроме того, сама по себе украинская «революция гидности» сыграла роль прививки, которая дала иммунитет гражданам.

В Белоруссии все может произойти проще. Там, как и в любой другой стране, может внезапно скончаться президент. К власти придут другие люди, которые мирно, без столкновений и майданов окончательно повернут страну на Запад.

Второй вариант развития событий — если Минск резко развернется на Запад, Россия, вероятно, начнет сброс всей экономической помощи и откажется субсидирования Белоруссии. Тогда там сильно упадет уровень жизни, и это будет сопоставимо с Украиной. Но в остальном майдан им не грозит.

Да и зачем Западу смещать элиты силовым путем, когда они и так уводят страну от России? Некоторые западные аналитики говорят о том, что польза Лукашенко не в том, что он прозападный политик — он им не является, а в том, что он, как некогда Броз Тито, не присоединяется к России.

Но если это «движение неприсоединения» к России, на какие союзнические привилегии может претендовать страна?

Постсоветское пространство: Москва оставит Эстонию без российского транзита

Новости Белоруссии: Лукашенко о Совете Европы: мы не просимся, не примете — подождем

Источник