Царские псы и садисты в лампасах

Царские псы и садисты в лампасах

Казаки весьма бледно смотрелись и в последующих войнах: Русско-турецкой и Русско-японской.

Их назначение было в другом: служить полицейской силой, карательными отрядами в поздней Российской империи. Казаки прежде всего выступали псами-карателями при свиньях «элите» романовской России. Для этого правящая низшая раса хапуг и грабителей успешно культивировала в казаках жестокость и презрение к прочему русскому народу.

Именно поэтому дворянская низшая раса, грабя Россию, всячески культивировала в казаках идею их «обособленности» от русского народа, наделяла их особыми привилегиями, а на русских крестьян, живших и работавших по соседству с теми же казаками на территории Войска Донского, например, приучала смотреть как на неполноправных «иногородних». И казачки на своём «псином уровне» воспроизвели то же отношение к России, что и дворянские свиньи. Мол, мы отдельный привилегированный народ, и уже Москва не наш город.

В 1959 году президент США Дуайт Эйзенхауэр подписал подлый документ «Декларацию угнетённых народов», посвящённый порабощённым СССР нациям, дескать. Там были все кроме русских. Намёк был непрозрачен: русские угнетатели, они создатели коммунизма. Но вот что интересно: русских в декларации не имелось, а вот казаки были. С признанием их права создать независимую Казакию. Вместе с прочими татарстанами, украинами, идель-уралами. Когда я узнал об этом впервые, то смеялся. Ишь, совсем янкесы с ума сошли! Ведь казачество это славная часть великого русского народа. Но теперь мне не до смеха.

Отсчитаем век назад от Первой мировой. Идёт Отечественная война с Наполеоном Бонапартом. В 1812 году, когда французы ушли из Москвы, в неё вступили части под командованием Волконского, Бенкендорфа и казачьего генерала Иловайского-четвёртого. В городе они увидели осквернённые, разграбленные храмы, например Успенский собор в Кремле, святыню православия. Золота из церквей оккупанты награбили очень много. И тут начались странные вещи

«Формально старший в отряде казачий генерал Иловайский-четвёртый „с попечительным вниманием рассматривал отбиваемые у французов обозы“. „Всё выносилось на его личное обозрение, вспоминал Волконский, и как церковная утварь и образа в ризах были главною добычею, увозимой французами, то на них более всего обращал внимание Иловайский и делил всё это на два отдела: что побогаче в один, что победнее в другой. Удивлённые Бенкендорф и Волконский недоумевали: “Зачем этот делёж? Ведь всё равно всё следует отдать духовному начальству, как вещи, ограбленные из церквей московских и следующие обратно в оные»" Ответ казачьего генерала был бесхитростен: «Нельзя, батюшка, дал я обет, что всё, что побогаче, если Бог сподобит меня к занятию от вражьих рук Москвы, всё ценное, доставшееся моим казакам, отправить в храм Божий на Дон, а данный завет надо свято исполнить, чтобы не разгневать Бога». Сколько ни пытались Бенкендорф и Волконский убедить своего начальника отказаться от такого «обета», их увещевания не подействовали" (Д. Олейников. «Бенкендорф». Москва, «Молодая гвардия», 2009 г. С. 139-140).

То есть казаки грабили то, что награбили французские завоеватели в Москве, и ничего законным хозяевам возвращать не собирались. Москва, таким образом, была для них уже как бы и не совсем своей. Н-да, своеобразное понятие у казаков было о русском национальном единстве!

А теперь вспомним 1918-1919 годы.

Люблю приводить один пример. Летом 1919 года белый вождь Деникин, поведя наступление на Москву, не взял её. По банальной причине: шедшая на остриё удара казачья конница Мамонтова грабила местное население, аки половцы или печенеги при набеге. Казаки так нагрузились награбленным, что повернули назад, в свои станицы на Северном Кавказе и Дону. Их обоз растянулся на 60 вёрст. Назад, в строй, вернулась едва ли треть казаков. Не верите? Почитайте мемуары Деникина. Они сейчас в книжных магазинах продаются.

Царские псы и садисты в лампасах

Мамонтов.

Грабежами мирного населения страдали, бывало, и красные конники. В 1920 году, во время боёв на Украине, Первая Конная армия красных, нанося удары по польским интервентам и украинским националистам, тоже занялась мародёрством. Особенно отличилась в погромах и грабежах 6-я дивизия. Однако красная власть этого конармейцам не спустила. Виновная дивизия была окружена особой бригадой Степанова-Спинжарского (30% коммунистов в личном составе, вооружена орудиями и пулемётами). Взяв разложившуюся дивизию в кольцо, особая бригада потребовала выдать зачинщиков мародёрства. Их выдали сразу. В Елизаветграде быстро устроили публичный суд над 387 виновными в ограблениях, убийствах и изнасилованиях. Приговорили к смерти 197 человек и показательно их расстреляли. Командный состав дивизии разжаловали в рядовые и послали на фронт воевать с Врангелем и кровью смывать вину за то, что не сумели удержать дисциплину во вверенных подразделениях. Первая Конная таким образом была «приведена в чувство» и вновь превратилась в боевую силу. (Олег Будницкий. «Конармия». «Знание сила», No 9, 2007 г.)

Так вот: красные свою конницу от мародёрства не побоялись отучить показательными казнями, а вот белые наказать казачков Мамонтова побоялись. В итоге проиграли красным. И я думаю, хорошо, что проиграли. Иначе устроили бы такую казачню, что хоть всех святых выноси. Нарезали бы они Россию на ломти. Правда, ненадолго, пока не вторглись сюда японцы и немцы.

В поведении казаков во всей красе сквозит тупая куркулья ограниченность (моя хата с краю, весь мир кончается за моей околицей). Натащить, пока можно, поживиться. И как крестьяне всегда проигрывали из-за своей ограниченности так и эти. Успех в борьбе всегда сопутствует сильным, умным и активным. У казаков была сила, но они оказались глупыми и пассивными. А ещё садистами и мародёрами.

В сущности, как боевая сила собственно казаки мало чего стоили уже в середине XIX столетия. В Крымскую войну казаки-кавалеристы (но не казаки-пластуны!) опозорились по полной программе. Под огнём английской и французской пехоты или под натиском британской конницы казаки, как правило, бежали с поля боя. Например, в бою под Балаклавой 13 (25) октября 1854 года с бригадами английской кавалерии дрались русские гусары и пехотинцы. Уральские казаки почитайте описание той битвы так и не решились врубиться в ряды англичан, только гарцуя вдоль их строя. А под огнём шотландцев они просто обратились в бегство. Более того, в решительный момент боя удирающие казаки врезались в ряды русской регулярной кавалерии, увлекая гусар за собой. Англичане просто гнали перед собой паническую толпу. И слава богу, что британцы попали в огневую засаду, устроенную нашими.

Казаки весьма бледно смотрелись и в последующих войнах: Русско-турецкой и Русско-японской.

Их назначение было в другом: служить полицейской силой, карательными отрядами в поздней Российской империи. (К тому времени и пограничные функции казачества сошли на нет.) Нет, казаки прежде всего выступали псами-карателями при свиньях «элите» романовской России. Для этого правящая низшая раса хапуг и грабителей успешно культивировала в казаках жестокость и презрение к прочему русскому народу.

Именно станичники выступали карателями при подавлении постоянно вспыхивающих в России локальных крестьянских бунтов, при разгоне рабочих демонстраций. (1913 год это 22 тысячи местных крестьянских бунтов!) Столыпин, будучи саратовским губернатором в 1903-1906 годах, делился с царём опытом применения конных карательных отрядов, набранных из казаков Астраханского войска. Они подвижны (мобильнее пехотных частей), хорошо разгоняют крестьян нагайками.

Именно поэтому дворянская низшая раса, грабя Россию, всячески культивировала в казаках идею их «обособленности» от русского народа, наделяла их особыми привилегиями, а на русских крестьян, живших и работавших по соседству с теми же казаками на территории Войска Донского, например, приучала смотреть как на неполноправных «иногородних». И казачки на своём «псином уровне» воспроизвели то же отношение к России, что и дворянские свиньи. Мол, мы отдельный привилегированный народ, и уже Москва не наш город. Нет, этому не учили в школах, но исподволь такое настроение прививалось.

Вот вам причина того, что в Гражданскую войну казаки отметились не только оголтелыми грабежами, но чудовищным, бессмысленным садизмом. Если почитать воспоминания об их расправах над целыми сёлами, кровь в жилах стынет. Они убивали русских изощрённо, как маньяки. Вот вам причина того, что в 1919-м донцы не дошли до Москвы, потому что грабили всё по пути, а потом повернули с обозом награбленного на Дон. Становится ясным, почему в 1918-м казаки стали объявлять свои сепаратистские государства, а в Великую Отечественную их изрядная часть пошла на службу Гитлеру. В 1966 году были изданы воспоминания белого эмигранта Д. Мейснера («Миражи и действительность»), где он пишет о своих впечатлениях о казаках-эмигрантах в 1941-1942 годах: «Некоторые из них отрицали самую принадлежность казачества к русскому народу и извергали на Россию ушаты грязи. Некоторые поповы, стариковы, быкодоровы, колосовы и носители других подобных фамилий вдруг, к всеобщему недоумению и изумлению, оказывались совсем не русскими Они на чистейшем русском языке, да другого они отродясь не знали, объясняли, что „Дон и Кубань совсем не Россия и что только большевистское насилие держит эти области в её составе“» (Цитирую по М.К. Касвинову. «23 ступеньки вниз». Москва, «Мысль», 1982 г. С. 71.) Кстати, в начале 90-х многие «возрождённые казаки» добивались признания казачества в Миннаце РФ именно как отдельной нации.

С точки зрения человека цивилизации Красной звезды, это лютые звери. Система деления общества по-оруэлловски на свиней, псов и овец вполне сложилась в России 1910-х годов. А сегодня она вполне успешно воспроизведена, только место дворянской низшей расы (свиней) заняли свиньи бело-сине-красные высшие чиновники-воры и олигархи. Роль казаков теперь играют спецназ МВД и частные армии.

В начале XX столетия такое оруэлловское членение общества, подходящее скорее к феодальному или даже рабовладельческому строю, наложилось на бурное развитие сырьевого капитализма, нацеленного на вывоз из страны зерна. При этом главный экспортный район находился как раз на казачьих землях. Именно это грозило их отрывом от остальной России при первой же серьёзной встряске. Ну, коли мы не русские, а казаки, то имеем полное право отложиться от остальной России и жить хорошо, и не кормить при этом бедное Нечерноземье, где живёт это русско-мужицкое быдло. В реальной истории такое почти случилось. Но если бы царская Россия смогла подавить революцию и даже войти в число победителей Первой мировой, то же самое могло случиться под ударами Великой депрессии тридцатых годов. Сепаратизм-то южной части Российской империи рос объективно, имея сильную экономическую «подложку»!

Так что, немилосердно взгрев казаков, советская власть поступила абсолютно справедливо. Я бы на её месте также покарал этих псов. Казаки Сталину памятник должны поставить: он их не только не вырезал под корень, но и дал возможность реабилитироваться, послужить России на поле битвы, вернуть себе доброе имя. И здесь создатели СССР спасли страну и единство русской нации. Ибо при «естественно-органичном» развитии России, якобы прерванном в 1917-м, казачки бы показали себя по всей красе. Войну Севера и Юга в русском варианте мы огребли бы по полной программе.

А теперь, поставив наши выводы впереди главы, проиллюстрируем их наглядными примерами.


Чубатые садисты

Пример атамана Бориса Анненкова особенно красноречив. Вот это был садист из садистов! Воюя на стороне Колчака, он подавлял сопротивление чернодольских и славгородских крестьян в Сибири, кроваво царствовал в Семиречье.

Царские псы и садисты в лампасах

Борис Анненков.

Из показаний на суде по делу атамана Анненкова, июль 1927 года, Семипалатинск. Свидетельствует крестьянка Ольга Коленкова. Анненковцы, убив двух её старших сыновей, её, прижимавшую к груди двоих малышей, привязали к конскому хвосту и погнали животное в камыши. Ободрали спину до костей. Потом отвязали. Но почему-то не застрелили. Только одному её ребёнку, двух лет от роду, руку отсекли шашкой ребёнок истёк кровью. Второму, четырёхлетнему мальцу, перебили позвоночник

В 1920-м крестьяне сёл Чёрный дол и Славгород взбунтовались против белых, имея всего двадцать винтовок. На подавление двинулся атаман Анненков. Тот, кто успел убежать в Волчихинский бор, смогли уцелеть. Но не все: казаки нещадно убивали бегущих. Погибло 1700 человек из пятнадцатитысячного населения уезда.

Сегодня все пеняют большевикам, дескать, они покорили Россию, используя части нерусских: латышских стрелков, китайцев, мадьяр. Но и у Анненкова были части афганцев, китайцев, сербов. В случае чего их можно было бросить на русских. Или против друг друга, ежели бунт в собственных войсках поднимется.

Из последнего слова Анненкова на суде:

«Нас разбили, как я понимаю сейчас, потому что у красноармейцев, рабочих и крестьян была вера в то, за что они боролись. В нашей армии этой веры не было»

Уходя от красных в Китай, Анненков лицемерно заявил: те из его бойцов, что хотят остаться могут уйти к красным. Когда набралось 3800 человек, а их оружие уложили на повозки, Анненков приказал выкосить их пулемётами. В том же Семиречье (так и не ставшем державой Анненкова), уходя в Китай (март 1920-го), Анненков у перевала Сельке приказал перебить всех шедших с ним белых офицеров вместе с семьями. Женщин сначала насиловали скопом, а потом или рубили шашками, или зверски мучили. Потом будут найдены женские тела с отрубленными руками, вспоротыми животами, с раскромсанными половыми органами.

А.Г. Купцов в «Мифе о красном терроре» приводит воспоминания своего отца, в Гражданскую «сына полка» у красных. Казаки захватили его в плен, напав на две обозных повозки.

«По станице уже вылавливали и сгоняли на площадь перед церковью и школой пленных. Кто-то перевязал отца, и он шёл в толпе таких же, как он, неудачников.

Они все стояли, ожидая чего-то, когда с боковой улицы на лёгких рысях вылетела с матом группа всадников, гоня кого-то меж коней нагайками. Один из всадников вылетел вперёд, кто-то из группки командиров крикнул: „Видал эту сволочь? Он Семёна подстрелил!“ Какие-то крики и команда: „В капусту его!..“ Человек, видно, знал, что к чему, и с утробным воплем он кинулся на кого-то в надежде на быструю смерть, но не дали

»А чем поддержать-то?" Вопрос «Тащи оглоблю!»

А тем временем человека связали по стойке «смирно». Когда притащили оглоблю, её использовали как удочку: задний держал конец, середину положили на плечо крепкого казака, а на конце уже была привязана петля. Но за шею нельзя человек, повиснув на шее, потеряет сознание весь цимес насмарку. «Тащи штык!» И штык вогнали в щёку с одной стороны, проткнув её насквозь, и за него вокруг головы зацепили петлю «удочки».

Тот, кому кричали о каком-то Семёне, выхватил шашку и подал знак рукой кому-то, кто стал уже слева сзади, и начали чётко и резко-легко пластать живого человека «в капусту». После уже на паперть вышел с попом какой-то старик-казак и двинул речугу, в конце которой, как после рассказали отцу, всех приговорили к «суду народа». В переводе на русский, намечалось изуверское шоу вроде оргии садистов.

Пленников загнали в амбар. Но кто-то не хотел ждать, и раза два пьяное казачье выводило по три-четыре жертвы. После чего слышались жуткие животные вопли. Отец видел, как те, что были не шибко религиозные, сбивались в кучки и из того, что было (у босых и раздетых), делали что-то похожее на верёвки и помогали друг другу вздёрнуться на случайно оказавшемся выступающем из стены каком-то брусочке. Это была какая-то жуткая очередь. Кто-то садился на корточки, на него забирался «счастливчик» и говорил нижнему: «Уходь, што ль». Тот откатывался, и все молча ждали, когда человек переставал дёргаться. Кстати, знаете ли вы, что, когда человек вешается, у него расслабляются кишечник и мочевой пузырь?..

А после ведь надо было снять тело, а это без скамейки сделать было непросто, но утро-то близко Хотя большинство усталых, раненых, избитых (а уж вытянуть нагайкой пленного за милую душу) пассивно ждали.

Случилось, как в кино, хотя таких эпизодов было много ночной прорыв своих. Когда на околице начались плотная пальба и гроханье гранат, станица поняла, что почём, и кто мог бежал. Но не всё, конечно, большая часть, как во все времена и в любом месте, чувствует себя нейтральной, хотя на ней-то и отыгрываются «радикалы». И всё бы обошлось, если бы не «развлечения» казачьи. Людям загоняли оглобли в задний проход, четвертовали, кастрировали, сдирали кожу Вырванные глаза, обрезанные уши, обгорелые ноги, прибитые к бревну над костром (как казнили женщин, я промолчу).

Командир, старший друг отца, ворвался в амбар и вывел его на улицу, на площадь, куда уже сгоняли казачье. И горе было тому, в ком узнавали палачей. Вывели старого (в авторитете) казака, чей сын, оказывается, перерубил комиссара и полоснул по голове отца. Тому дали под дых и, когда он осел, за волосы дёрнув, поставили на четвереньки. Отцу дали шашку: «Мсти, Жорка!» Отец рубанул по шее, но только надрубил мышцы: слабость и рана не стимулятор. Командир свистнул саблей, и голова хлюпнулась вниз раньше тела.

Уже после, когда в конце Гражданской войны полк отца перебросили на Туркестанский фронт, отец видел ряды посаженных на колы и слышал хриплые жуткие вопли: «Добейте!!! Добейте!!!»"

Вот вам и плоды подспудного воспитания в казаках чувства особости, отдельности от прочего русского народа. Теперь вы понимаете, почему, когда красные репрессировали казаков, на стороне красных оказались миллионы сочувствующих. Ибо много кто помнил казацкий садизм.

Это быдло просто распоясалось и творило всё, что вырывалось наружу из убогих душонок бывших царских псов. На фоне такого красные наверняка казались олицетворением культуры и порядка. И тот русско-советский человек, коего неудачно (и подчас дубово) пытались создать красные, был на три ступени выше вот этого тупого, садистского быдла. Теперь я понимаю, какую огромную культурную работу смогла провести советская власть, почти вытравив вот это позорище.

А вот другой герой белого казачьего движения кубанский атаман Шкуро. Его дивизия, заняв Владикавказ в январе 1919 года, учинила такой грабёж, что атаман насилу его остановил. Именно части Шкуро, взяв Воронеж в сентябре 1919-го, учинили там массовые казни.

Царские псы и садисты в лампасах

Атаман Шкуро на службу у новых хозяев (втрой слева).

Царские псы и садисты в лампасах

Атаман Краснов.

Уже в Великую Отечественную, перейдя на службу Гитлеру, Шкуро вместе с П. и С. Красновыми, бывшим командиром Дикой дивизии Гиреем стали поднимать казаков в антисоветские восстания, на борьбу за «честь и свободу Тихого Дона». Появилась (10 ноября 1943 г.) Декларация казачьего правительства (Особая грамота) за подписью генерала Кейтеля и министра восточных областей Розенберга. Писал её П. Краснов. Там казаки признавались союзником Германии, которым после победы над СССР вернут их привилегии и земельные наделы. Вскоре, 30 марта 1944 года, П. Краснов возглавил Главное управление казачьих войск. В Белоруссии, в районе Новогрудка, создали «казачий стан». Сформированные там части казачков бросили на подавление партизан. Потом, когда сталинские армии выкинули гитлеровцев за рубежи СССР, гитлероказаки отправились в Северную Италию и Югославию на борьбу с партизанами. Жечь и вешать. В Югославии дивизия гитлероказаков под командованием фон Панвица самоснабжалась: грабила местное население.

А атаман Семёнов? Тот, что в Забайкалье хотел установить своё «независимое государство» ещё в 1919 году, при этом отрекаясь от своей русскости? Он же залил кровью эту территорию. В Троицкосавске организовали лагерь смерти, на станции Андриановка расстреляли три тысячи человек. Субсидии Семёнову на содержание его отрядов платила Япония. Ей нравилась идея создания марионеточного государства в Забайкалье. Формально подчиняясь Колчаку, Семёнов не помог своему начальнику в походе на Москву. Придерживал и штыки, и бронепоезда. А зачем ему Москва? Ему и так хорошо было. А ведь фронт красных был перенапряжён, и здесь помощь атамана Колчаку могла бы сыграть роль соломинки, ломающей хребет перегруженному верблюду.

Царские псы и садисты в лампасах

Атаман Семенов.

Да, не зря Сталин всю эту мразь в 1945-м поймал (добился её выдачи с Запада) да и повесил после показательных процессов. Теперь вы представляете себе, читатель, с какими сепаратистами могла столкнуться Россия при своём «органичном развитии»? И какая сволочь догадалась Николашку Второго в святые записать? Видимо, случилось это в силу того, что ныне правящие в РФ представители низшей расы осознают своё глубокое духовное родство со своими предшественниками из начала XX века. Родство с теми, кто Россию проворовал, промотал и изнутри взорвал. Вот и производят того, кто довёл страну до катастрофы и оправдывал крупных воров, в святые. Я не буду над ними рыдать так же, как и не стану лить слёзы над «благородными белогвардейцами», успешно проср… ли свою победу.

Ведь то, что могло случиться с «Россией без 1917 года», тоже легко моделируется. Сильно потрёпанная войной страна с расстроенными финансами и кризисной экономикой отчётливо делилась на голодный Центр и хлебный Юг. С первыми ударами Великой депрессии на Юге нашлись бы новые лидеры, которые заговорили бы так:

А зачем нам, казакам, тащить на своей шее эти нищие центральные губернии, где живут всякие босяки? На кой ляд нам платить налоги какому-то Петербургу, где наши денежки разворовывает столичная бюрократия? К чему нам покупать плохие и дорогие изделия тамошней промышленности? Какого беса мы будем финансировать спасение нечернозёмных деревень, помогая им покупать всякие тракторы? На кой хрен нам выплачивать государственные долги, что натворила империя? На фиг империю! Даёшь национальную свободу! Ведь мы же не русские, но казаки, особый народ. Мы сами можем продавать своё зерно в Европу и покупать в Европе же товары отличного качества. Давайте отделимся, к едрене фене!"

Не верите в реальность такой картины? Ну, так вспомните, как вели себя казаки Иловайского или эпопею с «независимостью Дона». Естественно, центральная власть попыталась бы пресечь отделение хлебородно-экспортных регионов. И тогда в России без большевиков (уже в 1930-е) могла начаться гражданская война. Да-да, Север против Юга, как в Америке 1861-1865 годов. И что могло твориться в такой междоусобице, прекрасно можно себе представить. Стоит только вспомнить те художества, что творили казачки в привычной нам ветви истории. Ну а как «элита» может расколоть страну и разрезать единый народ на ублюдочные «суверенности», едва только запахнет возможность.

Спасибо, тебе, Господи, что дал мне счастье вырасти в СССР! Что мне не пришлось ломать шапку перед «вашбродиями», не довелось зубрить их «Закон Божий» вместо чтения «Юного техника» и «Техника-молодёжи». Какое счастье, что я учился в советской школе, смотрел умные телепередачи, что вели Робот и Паганель, а потом и «Очевидно-невероятное» с Капицей. Спасибо тебе, Господи, что мне можно было бесплатно заниматься борьбой и стрельбой из лука, читать массу умных книг из больших библиотек и питаться полноценной белковой пищей. Теперь я понимаю, что электрический свет и газ в горелке, детский сад с бассейном и светлая моя школа с удивительными кабинетами по биологии и физике всё это плоды огромного труда, титанической работы, что сделали подвижники Красного проекта. Те, кто спас Россию от распада и небытия. Спасибо, Господи, что вырос я, не зная, что такое беженцы и террор, межнациональная резня и заложники. Или что такое дефолт, кризис и потеря работы. Спасибо вам, красные титаны, что создали для меня высокоразвитую страну.

Но теперь всё это обрушено и сломано. Так же как и век назад, социум снова разделён на свиней, псов и овец. Так же, как и тогда, Россия (но теперь уже ужатая до размеров РФ) движется к бесславному концу. И снова спасти страну смогут лишь фанатичные, но при этом умные и очень русские приверженцы Большого Проекта. Наследники красных.

Текст из книги Максима Калашникова «Низшая раса», глава 7 «Псовые хроники».

Текст главы приведен в сокращении.


Источник