Срыв «Северного потока-2»: Украина теперь заморозит и себя, и Европу

Срыв "Северного потока-2": Украина теперь заморозит и себя, и Европу

Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС

Министр энергетики Украины Алексей Оржель заявил, что государство без особых проблем сможет пройти предстоящий отопительный период в случае прекращения транзита российского газа, так как в подземных хранилищах (ПГХ) накоплено рекордное количество «голубого топлива» — 21,7 млрд. куб.

«Если говорить о газе — а я являюсь непосредственным участником переговоров о подписании транзитного договора — мы готовы к остановке транспортировки по украинской территории», — сказал он в эфире одного из украинских каналов.

При этом Оржель добавил, что не исключает возможности подписания нового транзитного соглашения с Москвой, и это остается приоритетом для страны, так как прокачка сырья приносит несколько миллиардов долларов в год.

По словам Оржеля, Киев активно работает с европейскими партнерами, чтобы подписать договор по новым, уже европейским правилам.

Все это происходит на фоне другой информационной кампании: на Украине ликуют по поводу того, что «Северный поток-2» Россия вряд ли достроит в срок. Это преподносится, как победа Киева и всего «прогрессивного человечества», прежде всего в лице США.

Напомним, что транзитный контракт истекает уже 1 января, и пока что стороны не приблизились к заключению нового соглашения. Украина хочет подписать долгосрочный контракт на 10 или более лет с прописанными ежегодными объемами прокачки не менее 60 млрд. куб. «Газпром» же предлагает временное соглашение или продление действующего контракта на год, так как такие высокие объемы будет невозможно прокачивать с учетом обходных газопроводов и возможного снижения потребления в Европе.

В начале июля глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявлял, что на Украине возникнет риск техногенной катастрофы, если в ее хранилищах не будет 20 млрд. куб. м газа.

На первый взгляд, накопленных 21,7 млрд. куб. должно вполне хватить для прохождения зимы, поэтому она может продолжать настаивать на своих переговорных позициях.

В то же время, премьер-министр Украины Алексей Гончарук и некоторые региональные чиновники говорили о том, что в ряде городов Украины, особенно на западе страны, по техническим соображениям нельзя будет обеспечить газоснабжение без транзита.

Однако эксперт украинского Института энергетических стратегий Юрий Корольчук пояснил «СП», что на самом деле все не так просто, и Украине все равно не избежать серьезных проблем и жесточайшей экономии, если транзит прекратится.

— В вопросе транзита нужно смотреть на ситуацию шире, но министр энергетики этого не делает. Если транзит газа прекратится, мы не сможем импортировать газ из Евросоюза, в частности, по самому широкому маршруту через Словакию.

«СП»: — Но министр говорит, что импорт не потребуется, потому что накопленных объемов и так хватит. Это не так?

— На первый взгляд, объем в 21 млрд кубометров — это много. Но сразу возникает диссонанс. И Оржель, и Коболев говорят, что газа хватит. В то же время, премьер-министр Гончарук заявляет, что есть проблемные места и города, власти об этом знают и будут работать над тем, чтобы там было тепло. Значит, кто-то из них говорит неправду.

Гончарук получает информацию от «Нафтогаза», поэтому сомневаюсь, что он стал бы говорить о проблемах в ущерб себе, если бы их не было. Думаю, в его случае сказывается отсутствие бюрократического опыта, так как в этой ситуации о возможных трудностях политику лучше не говорить.

В чем же загвоздка с этими объемами? По словам Оржеля, в ПГХ удалось накопить 21,7 млрд. куб. Мы уже начали отбор газа, за ноябрь-декабрь потратим примерно 2−3 млрд. кубометров. Значит, на 1 января в хранилищах останется около 19 миллиарда.

Предположим, что 1 января полностью прекращается транзит и начинается отбор газа из подземных хранилищ на западе страны и его транспортировка на восток. Проблема в том, что по техническим параметрам при запасах в 16 млрд. кубометров газа в ПГХ начнутся сложности с поставками во все регионы. За январь мы точно выкачаем еще 3 млрд. кубометров, и сразу окажемся у этой грани в 16 миллиардов.

«СП»: — Что за проблемы возникнут, когда объемы в ПГС снизятся до 16 миллиардов?

— Дело в том, что и в ПГХ, и в самой газотранспортной системе должно быть соответствующее давление, чтобы поставлять сырье по всей Украине, от востока до запада. Но этого давления не будет, поэтому обычные объемы газа поднимать уже не получится.

Это значит, что уже с 1 января включится жесткий режим экономии. Если транзит прекратится, сразу отключат промышленные предприятия, а Теплокоммунэнерго, которое отвечает за централизованное отопление в многоквартирных домах, загонят в жесткую экономию.

Кроме того, в газораспределительных сетях, по которым газ идет к населению, проживающему в частных домах, уменьшат давление. У нас достаточно большой частный сектор, и снижение давление в сети — это проблема, потому что далеко не у всех есть современное оборудование и газовые котлы, которые способны вытягивать это низкое давление.

По статистике, у нас есть 7 миллионов частных хозяйств, которые получают газ. Из них, по оценкам экспертов, только 40% обладают современным оборудованием, у остальных котлы — низшего класса, которые могут просто не работать при низком давлении. Но, несмотря на все это, нас уверяют, что газа хватит. Хотя это только одна сторона дела, есть и другая часть этого газового «пирога».

«СП»: — Какая?

— Она заключается в том, что 21,7 млрд. кубометров газа на самом деле совсем не 21,7, а намного меньше. Из этого объема 6 миллиардов — это буферный газ. То есть сразу остается только 16 млрд. кубометров газа, который можно использовать для нужд населения.

Но из этих 16 миллиардов половина, то есть 8 миллиардов — это газ, который хранится в режиме таможенного склада и не принадлежит Украине. И самое неприятное в том, что «Нафтогаз» не подписал с компаниями, которые хранят газ в режиме таможенного склада, договоров о его использовании. Получается, мы не имеем юридического основания для использования этого сырья из ПГХ.

Остается всего 8 миллиардов непосредственно «Нафтогаза», точнее, еще 3 миллиарда из них принадлежат частным компаниям, но с ними можно будет договориться. И если смотреть на ситуацию под таким углом, мы имеем вовсе не 21,7 миллиардов кубометров газа, а всего 8 млрд.

«СП»: — Что значит газ, который хранится в режиме таможенного склада? Кому он принадлежит?

— У нас есть постановление кабинета министров, которое позволяет компаниям хранить газ в украинских ПГХ в течение трех лет без оплаты таможенной пошлины. То есть иностранные компании-трейдеры могут завозить газ, не растамаживая его, хранить в ПГХ, а потом перепродавать другим покупателям, и все это без пошлины.

Конечно, это убытки для государства, но сделано это было для того, чтобы привлечь западные компании, которые хранили бы у нас газ, чтобы превратить Украину в газовый хаб.

Насколько я знаю, эти компании проводили с представителями «Нафтогаза» неформальные переговоры, которые не были закреплены документально. По большому счету, такие действия можно назвать сговором, который противоречит антимонопольному законодательству.

Документы не были подписаны, и теперь, когда зимой начнет не хватать газа, нельзя исключать ситуацию, что Коболев побежит в кабинет министров с большими глазами и криками: «Спасите-помогите!». Внезапно «выяснится», что у нас нет договоров, а эти европейские компании предлагают свой газ очень дорого, например, по 500 долларов за тысячу кубов. Ну что делать, нужно спасать украинский народ, значит, придется покупать газ по этой цене. Вот вам и схема, это бизнес чистой воды.

«СП»: — Так получится ли пройти отопительный период с такими объемами?

— Если исходить из позиции, что мы все жестко ограничим, теоретически можно будет доковылять до тепла в марте. Но кто знает, будет ли тепло в марте или ударят морозы? Никто не знает даже, какая будет погода зимой и сколько газа придется тратить.

Такая жесткая экономия, в первую очередь, станет ударом по промышленности Украины. Конечно, это будет ударом еще и по потребителям, то есть населению. Но, кажется, с народом никто не считается и не занимается вопросами, которые касаются поставок газа. Облгазы просто загоняют в долговую кабалу, и ситуация только ухудшается.

Поэтому я бы не разделял оптимизм Оржеля или Коболева. У них своя задача. Я считаю, что они целенаправленно привели ситуацию к такой точке. Виной всему то, что «Нафтогаз» сегодня фактически вышел из-под контроля государства. Его контролируют газовые трейдеры, которые поставляют сюда газ, который, в свою очередь, покупают у того же «Газпрома», просто на спотовых европейских рынках.

Эти компании-трейдеры хотят контролировать ГТС Украины, то есть контролировать процесс транзита российского газа в Европу. Этот конфликт шел с 2016 года, и именно поэтому все это время не было никаких переговоров с «Газпромом». Только сейчас начались даже не переговоры, а первые технические консультации.

«СП»: — Есть ли шансы все-таки заключить соглашение до 1 января?

— Конечно, есть. И лично я думаю, что никакого срыва транзита не будет. Почему? Да потому что сейчас газовый вопрос включен в общую повестку переговоров в «нормандском формате».

Сейчас в ситуации на востоке Украины начался какой-то прогресс. Разводят войска, о чем-то договариваются. В общем, мирный процесс сдвинулся с мертвой точки. И представляете, что 1 января берут и отрубают газ всей Европе. То есть конфликт Украины и России опять разгорается с новой силой.

Разве будут журналисты где-нибудь в Болгарии или Австрии разбираться во всех деталях и тонкостях? Нет, они просто напишут, что Украина прекратила транзит газа Европе. Поэтому задача Европейского союза сейчас в том, чтобы убедить «Нафтогаз» и трейдеров, которые там работают, подписать временный контракт на год.

«Газпром» хочет использовать эту ситуацию по максимуму и сразу решить вопрос не только транзита, но и Стокгольмского арбитража. Это логично, потому что они понимают — если вопрос не будет решен, то через год будут достроены обходные газопроводы, и позиции Украины станут гораздо слабее. «Газпрому» уже не нужно будет подписывать соглашение больше, чем на три года. А это значит, что Киев будет использовать Стокгольм еще больше и давить на этот фактор.

Поэтому «Газпром» хочет решать вопрос транзита вместе с разрешением арбитражного спора. У них ситуация простая. Если транзитного договора не будет, «Газпром» просто прекратит поставки газа. А что делать? Соглашения-то нет. Они перекроют вентиль и будут смотреть, что сделает Европа. А на Европе сейчас лежат функции налаживания коммуникации с Украиной, и от их усилий во многом будет зависеть подписание временного контракта.

Нефть и газ: Россия отомстит за гибель бойцов ЧВК в Дейр-эз-Зоре, отбив у США сирийскую нефть

Новости политики: Пушков высмеял призыв Украины к Эстонии о совместной борьбе

Источник