«Северный поток-2» дорожает в цене: Шведы прижимают «Газпром» к стенке

«Северный поток-2» дорожает в цене: Шведы прижимают «Газпром» к стенке

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Шведский суд 27 ноября должен вынести вердикт по апелляции «Газпрома» на решение Стокгольмского арбитража по спору с «Нафтогазом». До этого, 17 октября, апелляционный суд округа Свеа завершил основные слушания и взял почти полуторамесячную паузу для вынесения окончательного решения.

Разбирательства по контрактам на транзит и поставки газа на Украину идет с 2014 года. В феврале 2018 года Стокгольмский арбитраж частично удовлетворил иск «Нафтогаза», обязав «Газпром» выплатить украинской компании около $ 2,56 млрд. за недопоставку газа по транзиту.

«Стокгольмский арбитраж принял асимметричное решение, которое нарушило баланс интересов сторон по двум контрактам — контракту на поставку газа на Украину и транзитному контракту», — так прокомментировал то решение глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Российская компания добилась приостановки того решения, хотя «Нафтогаз» и продолжил попытки добиться его исполнения через суды некоторых европейских государств.

«После вердикта Апелляционного суда решение вступает в силу, но у стороны, которая не согласна с ним, есть возможность обращения в вышестоящую инстанцию, в данном случае в Верховный суд Швеции», — говорит профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин. И как раз решение Верховного суда Швеции уже будет окончательным.

Ставки высоки. Решение Стокгольмского арбитража многие эксперты изначально называли политизированным, однако, согласно статистике, апелляционный суд отменяет его решения лишь в 3% случаев.

— Предыдущий вердикт, который принял Стокгольмский международный арбитраж, выглядел политически ангажированным, — говорит заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонд национальной энергетической безопасности Алексей Гривач — Два дела — по контрактам на поставкам газа на Украину и на транзит газа через территорию Украины — были рассмотрены с совершенно различных позиций, применялись разные подходы по отношению к их квалификации. Это совершенно очевидно было следствием политической конъюнктуры. Поэтому очень сложно прогнозировать, каким будет итоговый вердикт.

Конечно, с точки зрения права и здравого смысла решение должно восстановить баланс интересов. Но произойдет ли это?

Если возвращаться в историю, то проблема в том, что в рамках рассмотрения спора на поставку газа Стокгольмский арбитраж под предлогом того, что Украина находится в тяжелом экономическом положении, освободил ее от так называемого правила «бери или плати» на определенный период с 2014 по 2017. При этом с 2018 года это правило должно было опять действовать. Логика потеряна: почему этот период должен быть вычленен, не очень понятно.

В то же время по контракту на транзит, в котором обязательство транспортировать или платить не было прописано в прямом виде, суд обязал «Газпром» оплачивать услуги, которые не были востребованы. Из-за этого получилось нарушение баланса интересов сторон, которое сейчас рассматривается в апелляционной инстанции.

«СП»: — Насколько велики ставки — чего могут лишиться или что приобрести компании в результате решения в пользу одной из сторон?

— Ставки весьма велики. На мой взгляд, ставка здесь, в том числе и в возможности заключения нормального транзитного соглашения. Ели баланс не будет восстановлен, это усугубит и усложнит переговоры, потому что создаст ситуацию, когда попытки взыскать эти средства не позволят конструктивно вести переговоры по новому транзиту. Значит, увеличится вероятность транзитного кризиса, что не в интересах ни российской стороны, ни украинской, ни Европы. Но в этом могут быть заинтересованы серьезные игроки за пределами этой договаривающейся тройки.

«СП»: — Если суд примет решение в пользу «Нафтогаза», чем все-таки рискует «Газпром»?

— Сложно сказать. Конечно, речь идет о компенсации в 2,5 млрд. долларов. Но ставки существенно выше — это нормальный ход переговоров по транзиту. Он гораздо больше этой суммы.

«СП»: — А это может как-то отразится на судьбе акций или имущества российской компании, в том числе «Северного потока-2», который и задумывался, чтобы не зависеть от украинской «трубы»? Украина ведь не прекращает попытки обращаться в суды европейских стран по этим вопросам.

— Естественно, если апелляция будет отклонена в той или иной форме, то этот процесс активизируется, что опять-таки осложнит ход переговоров.

Украина занималась поиском любых активов, это не приведет к какому-то немедленному изъятию акций, но процесс будет тяжелым.

Генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов также считает оспариваемое решение странным.

— Ситуация состоит из двух основных моментов — контракта на поставку газа на Украину и контракта на транзит газа через территорию Украины. В отношении поставок было жесткое условие — «бери или плати». «Нафтогаз» должен был выбрать определенные объёмы газа, но если не выбирает, то платит за оговоренный в контракте объем. Почему-то суд решил, что это не обязательное решение и можно «Нафтогаз» простить.

В отношении транзита была цифра по объему, к которой стороны стремятся, но не было жестких требований прокачать этот объем. И жесткого условия, что «Газпром» компенсирует разницу, если объем не прокачают, не было. Поэтому «Газпром» и подал апелляцию на односторонне решение. Трудно сказать, какое решение примет сейчас суд.

Сейчас речь идет о конкретной сумме в 2,5 млрд., которые, как считает «Газпром», «Нафтогазу присудили несправедливо. Пока «Газпром» не имеет права продавать какие-то акции, активы, а как бы их замораживает на случай, если придется отдавать «Нафтогазу». «Газпром» и так не собирался их продавать, это стратегические активы. Но если все решения будут в пользу «Нафтогаза», то куда деваться? «Газпром» заплатит.

Юрист-международник, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Института государственной службы и управления РАНХиГС Кира Сазонова полагает, что суд, скорее всего, встанет на украинскую сторону, при этом вероятен взаимозачет.

— Все еще сильно осложняется из-за того, что так и не решен вопрос с газовым контрактом. Это так или иначе влияет на позицию судей, потому что они не видят политической воли относительно дальнейших перспектив урегулирования газового конфликта между Россией и Украиной. Но думаю, что они постараются максимально сгладить — не будет однозначного решения в пользу России или Украины, постараются, скорее всего, прийти к взаимоудобному варианту.

«СП»: — Что в большей степени может повлиять на решение в пользу Украины — политическая ситуация или состоявшееся решение Стокгольмского арбитража?

— Сочетание факторов. Апелляционная инстанция сложно выстроена. Апелляции крайне редко бывают успешными, но бывают.

Кроме того, ситуация, к сожалению, до безобразия политизирована, хотя не должна быть таковой. Шведский арбитраж должен быть максимально отстранен от всех текущих процедур, которые возникают между Россией и Украиной по газовому вопросу. Но объективность — это не то, о чем можно сегодня серьезно говорить, о ней приходится только мечтать. И эта политизированность может очень серьезно повлиять на мнение судей.

Решение нам не очень понравится, если оно не будет компромиссным.

Нефть и газ: Прибалтийские сестрицы вцепились друг другу в глотку из-за американского СПГ

Новости экономики: Миллер рассказал о реальной цене на газ для Украины

Источник