Правительство собралось «вернуть лицо» деградирующему Росстату

Правительство собралось «вернуть лицо» деградирующему Росстату

Фото: Сергей Коньков/ТАСС

На излете минувшей недели, обсуждая отчет об исполнении федерального бюджета за 2018 год, глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров фактически дезавуировал данные Росстата и предложил передать контроль над этим ведомством напрямую правительству России, выведя его из сферы влияния Минэкономразвития (МЭР).

В частности, Макаров сообщил, что в ходе отчета об исполнении бюджета депутаты «увидели разницу» между данными по фонду оплаты труда у Федеральной налоговой службы и у Росстата. Кроме того, депутат напомнил, что данные Росстата об экономическом росте за 2018 год были «вдруг» и «совершенно неожиданно» пересмотрены в сторону увеличения. Все это, по мнению Андрея Макарова, свидетельствует о том, что имеет место подгонка конкретных показателей статистики под определенный результат.

В итоге, считает Макаров, нужно «поднять статус Росстата и вернуть его под управление непосредственно правительству, чтобы никакое ведомство не могло использовать эти данные для достижения своих целей».

Но вот что интересно — в период с 2008 по 2012 год Росстат находился в ведении Минэкономразвития, затем он был передан в подчинение правительства, после чего в апреле 2017-го его указом президента снова перевели в ведение Минэкономразвития.

Официально уточнялось, что это было сделано с целью совершенствования государственного управления в сфере официального статистического учета. А то, что накануне последнего переподчинения именно глава МЭР Максим Орешкин критиковал Росстат за нерепрезентативные статистические данные, и все перекладывания ведомства из кармана в карман происходили аккурат в годы президентских выборов, конечно же, чистая случайность.

Вот и теперь официально озвучивается версия о возвращении Росстату былого престижа. Только вот не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять — накануне двух ключевых для России выборов (в Госдуму и президентские) правительство, видимо, просто хочет само получить контроль над госстатистикой, «добавив стране оптимизма».

— Подчинение Росстата — это вопрос политический. Поскольку речь идет о настраиваемых критериях оценки эффективности и успешности действий экономического блока правительства, — признал в беседе с корреспондентом «СП» президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов — Не случайно же Росстат уже переходил от Минэкономики к правительству, а потом обратно. В очередной раз под Минэкономики Росстат передали сравнительно недавно. И в этом сквозило определенное желание придать больший оптимизм картине статистических отчетов. Потому что у всех лиц, которые принимали и будут принимать в дальнейшем решение о его подчиненности, есть четкое понимание того, что данные Росстата могут иметь не только аналитический, но и формирующий характер. Таким образом правительство и президент выбирают, чего же они хотят в итоге — большей реалистичности или больше оптимизма от этого статистического ведомства.

В связи с этим, подчеркнул эксперт, никакой гарантии того, что в случае переподчинения Росстат избавится от своей излюбленной «фишки» — резкой корректировки и подгонки статистических данных в ту или иную сторону, не существует. Максимум, о чем можно тут рассуждать, так это о том, что уровень автономности учреждения, вероятно, окажется более высоким.

— Если предполагать, что переподчинение повлечет за собой появление более достоверной информации, то и качество бюджетного планирования от этого выиграет, — подчеркнул Михаил Ремизов. — Хотя качество нашего экономического развития от этого решения будет зависеть несильно, метрики оценки результатов госполитики повлияют на качество госуправления. Потому что существующая сейчас модель «сами делаем — сами себя и оцениваем» с управленческой точки зрения не очень хорошая. Тем более что иногда данные Росстата действительно вызывают у экспертов недоумение.

Впрочем, возникшее сейчас политическое напряжение между Счетной палатой и Министерством экономического развития по вопросу переподчинения основного статистического ведомства страны — всего лишь видимая часть айсберга. Настоящая серьезная проблема отечественной статистики кроется совсем в другом.

— Вопрос не в том, кому конкретно подчиняется Росстат. Его подведомственность неоднократно менялась, так что необходимость еще одного переподчинения не очевидна, — считает экономист Никита Масленников. — Если сейчас ведомство обвиняют в том, что оно каким-то образом «прогибается» под одно министерство, то что будет потом, когда его куратором станет правительство? Каждый министр будет требовать сделать ему «красиво»? Так что здесь я бы советовал присмотреться к предложению Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина сделать Росстат абсолютно независимой от госуправления структурой, выведя ее из-под рисков любого конфликта интересов. Но даже такое решение не снимает все проблемы, связанные с Росстатом.

«СП»: — В чем же они состоят?

— Все проблемы статистического наблюдения в России начинаются с местных, территориальных управлений. А там все далеко не благостно. Во-первых, материально-техническое обеспечение далеко от совершенства. Тут и мощность вычислительной техники, и компьютерное оснащение, и доступ отделений к высокоскоростному интернету. Многие региональные подразделения Росстата испытывают с этим сложности, на что не раз и не два обращал внимание экспертный совет ведомства. С такой базой практически невозможно собирать первичные данные.

«СП»: — Но по проблеме сбора первичных данных Росстат вроде бы нашел решение. В сети появилась информация, что президиум комиссии правительства по цифровому развитию одобрил подготовленную Росстатом концепцию создания Цифровой аналитической платформы (ЦАП) к 2024 году. При этом с 2022 года бумажная статистическая отчетность будет сокращаться и полностью будет упразднена как раз к 2024 году.

— Да, Росстат предлагает подобное платформенное решение, поскольку не может собирать первичные статистические данные. И это, в принципе, замечательно, если бы не одно «но». Это же не просто «железо» и облачные вычисления с искусственным интеллектом.

Сама система управления должна быть устроена по-новому, потому что, опять-таки, необходимо собирать и получать первичные статистические данные, пусть и в цифровой форме. Ну да, есть такой проект, да, он будет реализовываться в рамках нацпроекта. Но пока это, на мой взгляд, сильно напоминает воздушные замки. Не решается глобальная проблема.

«СП»: — Какая?

— В целом нужно организовать статистическое наблюдение в новых экономических условиях. А это пока находится на каком-то промежуточном рубеже. Здесь нужен, прежде всего, серьезнейший анализ положения дел, потому что эта важная функция государственного управления у нас медленно деградирует. Ведь статистика — это не «веселые картинки», а серьезный ресурс, без которого не принимается ни одно важное решение ни в экономике, ни в социальной сфере, ни в обороне. Однако такого нового отношения к статистике в звучащих предложениях по Росстату я не вижу.

Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и кадровый потенциал, который имеет огромное значение. Старые статистики уходят по возрастным ограничениям, а новые, между тем, не приходят. Молодежь не слишком тяготеет к такого рода деятельности. А раз она не замотивирована на это должным образом, то откуда брать новых сотрудников?

К тому же, с 2012 года мы перешли на новую классификацию видов экономической деятельности, но до сих пор при составлении отчетов работники предприятий и организаций, ответственные за создание первичного статистического информационного массива, допускают элементарные ошибки, считая продукцию по старой номенклатуре. И это серьезная общегосударственная проблема, которая требует системных решений и действий. Но до сих пор тут ничего не сделано.

Новости экономики: Песков высказался о повышении пенсионного возраста еще на три года

Проблемы власти: Правительство Медведева рассчитывает долго сидеть на бюджетных деньгах

Источник